Регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи - курсовая работа готовая
Приём заказов:
Круглосуточно
Москва
ул. Никольская, д. 10.
Ежедневно 8:00–20:00
Звонок бесплатный

Регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи

Диплом777
Email: info@diplom777.ru
Phone: +7 (800) 707-84-52
Url:
Логотип сайта компании Диплом777
Никольская 10
Москва, RU 109012
Содержание

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Южно-Уральский государственный университет»

Институт открытого и дистанционного образования

Кафедра «Управления и права»

КУРСОВАЯ РАБОТА

Регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи

Челябинск 2016 г.

Оглавление

Введение

1. Цель и ценность, их значение для процесса познания права

1.1 Понятие цели и ценности

1.2 Цели и ценности в праве

2. Правовая материя и способы ее познания

2.1 Понятие правовой материи

2.2 Цели и ценности в познании правовой материи

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность исследования. Цели и ценности занимают значительное место, как в жизни человека, так и в процессе научного познания, в том числе в области права. Пожалуй, можно даже сказать, что они играют определяющую роль. По этой причине обращение к этой теме всегда актуальна.

Учитывая важность целей и ценностей, не удивительно, что ценности и цели имеют множество аспектов влияния на все стороны жизни человека. В научном плане особое значение имеет регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания, в частности в юриспруденции.

Поскольку область юриспруденции тоже разнообразна, имеет смысл выделить определенную область, на примере которой и будет рассмотрена регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания. Представляется, что такой областью может быть материя права.

«Материя права», или иначе «вещество», «тело» права, его corpus juris есть особая, по преимуществу «невидимая» социальная реальность, выражающая структурированность права, так сказать юридическую организацию его содержания. Она имеет большое значение для постижения специфики права, по причине чего изучение способов ее постижения является очень актуальным.

Объект исследования – цели и ценности в процессе научного познания правовой материи.

Предмет исследования – регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи.

Цель исследования – рассмотреть регулятивную роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи.

В соответствии с поставленной целью были выдвинуты следующие задачи исследования:

– рассмотреть понятие цели и ценности;

– рассмотреть цели и ценности в праве;

– проанализировать понятие правовой материи;

– установить значение целей и ценностей в познании правовой материи.

Методологи исследования. В работе были использованы традиционные методы анализа, синтеза, абстрагирования и идеализации.

Структура исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

право ценность материя бытие

1. Цель и ценность, их значение для процесса познания права

1.1 Понятие цели и ценности

Как это ни странно, но понятие «ценность» попало в «арсенал» научной мысли сравнительно недавно – в конце позапрошлого века. Конкретизируя, можно сказать, что большая часть исследователей данного феномена «начинают изложение истории ценностной проблематики с философского учения Германа Лотце (1817-1881)» Лейси, Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / Х. Лейси. – М.: Логос, 2001. – C.25. Некоторые авторы, например, известный российский философ П.П. Гайденко, считают, что говорить о теории ценностей можно уже с И. Канта. Но даже если ее точка зрения верна, все равно дата возникновения учения о ценностях остается сравнительно поздней – середина XVIII века.

Своей «молодостью» понятие «ценность» разительно отличается от других фундаментальных понятий, таких как «истина», «справедливость», «свобода», «познание», «благо». Это не случайно, но обусловлено объективными причинами, изменением социальной и культурной ситуации, которые произошли в Европе, начиная с эпохи Возрождения. Прежние авторитеты в ходе этого развития были отвергнуты, а новые им на смену не пришли. Человек сам оказался для себя авторитетом. «Отныне в ведении человека оказались не только вопрос об истинности знаний, но и вопросы значимости и достоинства поступков».

Именно в этом контексте и возникает современное учение о ценностях. Как уже говорилось, первая попытка теоретического осмысления феномена ценностей была предпринята Г. Лотце «в рамках его учения, именуемого “телеологическим идеализмом” и в значительной степени основанного на философском учении Канта» История философии: Учебник для вузов / Под ред. В.В. Васильева, А.А. Кротова и Д.В. Бугая. – М.: Академический Проект: 2015. – С.485..

Лотце считает, что человеческий разум, в отличие от познающего рассудка, является «ценностно-воспринимающим», причем это восприятие имеет целостный, а не аналитически расчленяющий характер. Это познание является познанием должного: «Только уразумение того, что должно быть, откроет нам уразумение и того, что есть; ибо не может быть в мире никакого течения судьбы, независимо от целей и смысла целого, откуда каждая часть получила не только свое существование, но и ту дееспособную природу, которой она так гордится» Цит. по: Философия науки: Общие проблемы познания. Методология естественных и гуманитарных наук: хрестоматия / отв. ред.-сост. Л.А Микешина. – М.: Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2015. – С.719..

Размышления Лотце продолжил другой немецкий философ-неокантианец – В. Виндельбанда (1848-1915). Он считал, что любое научное знание должно проходить своеобразную проверку на предмет своей значимости, ценности. Другими словами ценность у него начинает выступать как своего рода регулятив в процессе познания. Ценности могут и должны задавать результатам научного познания критерии необходимости и значимости. Само понятие истины как главной цели познания является ценностью, которая регулирует процесс познания действительности.

Также, наряду с научным знанием, «оценке с точки зрения необходимости и общезначимости со стороны философии должны подвергаться также различного рода оценочные явления, основания и цели этих явлений, относящиеся к этической и эстетической сферам духовной жизни» Лейси, Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / Х. Лейси. – М.: Логос, 2001. – С.47..

Но больше всего для установления значения ценностей в социально-гуманитарном познании сделал другой немецкий философ-неокантианец – Г. Риккерт (1863-1936). Он четко различал науки о природе (естественные) и науки о культуре (социально-гуманитарные), причем основание такого различения у него выступает методы этих наук. Если для естественных наук, интересующихся общим, характерны генерализирующие, то есть обобщающие методы, то для исторических наук характерен интерес к единичному, неповторимому, индивидуальному.

Но тут возникает проблема: единичное безгранично, его невозможно полностью изучить, необходимо что-то выбирать. Для этого необходим некий критерий отбора. Таким критерием у Риккерта и оказывается ценность: познания достойно лишь то, что имеет культурную ценность или находится в отношении к ней. При этом Риккерт, как и Виндельбанд, рассматривает ценности как некую идеальную, вечную внеисторическую реальность, то есть идеалистически.

Учившийся у неокантианцев известный социолог М. Вебер преодолевает этот метафизический подход к ценностям и помещает их в исторический контекст. Он «трактует ценности как установку той или иной исторической эпохи» Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: Канон+, 2009. – С.1032..

Важнейшей характеристикой ценностей является их значимость, а не фактичность, как у других феноменов процесса познания. Они разнообразно «явлены в культуре, ее благах, где осела, откристаллизовалась множественность ценностей». Поэтому в познавательной деятельности необходимо исходить не из познающего субъекта, а из существующего автономно от него своеобразных идеальных объектов культуры – из самих ценностей. Да, конечно, они порождены человеком, но после того как появились, они способны к интерсубъективному существованию. Это является их сущностным свойством. Без этого они не были бы уже ценностями.

Для того чтобы их можно было использовать как регулитивы в процессе познания, их необходимо так сказать «извлечь» из культуры. Этот процесс извлечения одновременно является процессом интерпретации, истолкования ценностей да и культуры в целом.

Вообще, согласно Риккету, необходимо осознавать различие трех следующих сфер: действительности, ценности и смысла. Соответственно существуют три способа (метода) постижения этих сфер: объяснение, понимание и истолкование.

Ценности позволяет различать природу и культуру, а поскольку право относится к культурным феноменам, это имеет большое значение и для права. Использование ценностей в процессе познания права позволяет преодолеть метафизический подход и в этой области, осознать, что право есть исторический феномен, изменяющийся от эпохи к эпохе.

Это тем более возможно, что в настоящее время «под ценностями понимают не только “мир должного”, нравственные и эстетические идеалы, но и любые феномены сознания и даже объекты “из мира сущего”, имеющие ту или иную мировоззренчески-нормативную значимость для субъекта и общества в целом» Риккерт, Г. Философия жизни / Г. Риккерт. – Киев: Ника-Центр, 1997. – С.32..

При этом выделяют два вида ценностей. Первый вид – это социокультурные ценности. Как видно из названия, они обусловлены конкретной культурой и обществом. Второй вид – это когнитивно-методологические ценности. Именно они выполняют регулятивные функции в процессе познания. Так, они определяют выбор исследователем той или иной теории и метода, а также всех других элементов процесса познания.

Вопрос о том, в каких отношениях находятся две указанные группы ценностей, является дискуссионным См.: Лейси, Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / Х. Лейси. – М.: Логос, 2001. – 360 с. .

В любом случае, ценности являются историческим феноменом, главная функция которых в науке есть «организация и регуляция процесса научного исследования, ориентация на более эффективные пути, способы и формы достижения истинных результатов» Микешина, Л.А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования : учеб. пособие / Л.А. Микешина. – М.: Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2005. – С.312..

На каждом новом этапе развития науки, меняются и ценности. Их характер определяется предметом познания, спецификой изучаемых объектов. «Целостное единство норм и идеалов научного познания, господствующих на определенном этапе развития науки, выражает понятие “стиль мышления”» Микешина, Л.А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования : учеб. пособие / Л.А. Микешина. – М.: Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2005. – С.257.. Он носит многослойный, ценностный характер, выполняет регулятивную функцию в процессе научного исследования.

Сходное значение в процессе научного познания имеют и цели.

Обычно целью называют «идеальное, мысленное предвосхищение результата, ради которого предпринимаются те или иные действия» Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: Канон+, 2009. – С.1008..

Так же как и производство ценностей, формулировка целей является отличительной чертой человека. Она ярко иллюстрирует способность человека к познавательной деятельности и является ее необходимым элементом.

Конечно, бывает, что цель оказывается «беспредметной, если содержащийся в ней образ желаемого предмета – фикция, вымысел, ничего общего не имеющий с объективным положением дел» Там же.. Однако это не умаляет значения цели в процессе познания. Как и ценность, цель выступает регулятивом познавательного процесса, указывая направление движения и средства, которые необходимо при этом использовать.

Очевидно, что без предварительной постановки цели невозможно никакое научное исследование. Ведь всякое исследование необходимо должно к чему-то стремиться. В самом общем виде целью процесса познания является истина. В более же частном, прикладном аспекте у каждого процесса познания есть своя конкретная цель, достижение которой говорит об успешности процесса познания.

Обычно в познавательном процессе «предмет предстает изначально в неполном и недостаточно оформленном виде, что сказывается на содержании цели, которая так же расплывчата и иеоднозначна, существует лишь в виде первичном замысла» Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: Канон+, 2009. – С.1009.. Становление предмета и соответствующей ему цели происходит на всем протяжении данной деятельности, в ходе смены, конкретизации, решения целого ряда иерархически упорядоченных промежуточных задач.

1.2 Цели и ценности в праве

Правотворчество и реализация права (правоприменение, исполнение, использование и соблюдение права) представляют собой области человеческой деятельности ярко выраженного оценочного характера. В силу этого необходимо изучение и исследование правовых ценностей, оценки в сфере права и т.д.

Вообще, аксиологическое изучение права имеет важное научное, практическое и нравственное значение. Оно «позволяет обратить внимание не только на социокультурные и социоклассовые основы и детерминанты права, связь с государством, но и на его духовные аспекты, отражаемые им идеалы» История и методология юридической науки / под ред. Ю. Денисова, И. Честнова. – М.: ИВЭСЭП, 2014. – С.125.. Без ценностного подхода невозможно выявить предназначение права в общечеловеческом, социальном и культурном развитии, понять его специфическую природу как духовно-практическое средство освоения мира людьми. Без него остаются в тени конструктивная, творческая роль сознания в сфере права, чисто личностные аспекты права.

Одним словом, теория ценностей (аксиология) находит разностороннее применение в области права.

Правовые ценности производим от понятия личности, и составляют образ права во взаимодополняющих полярных моментах.

В современном цивилизованном обществе право представляет не только инструментальную ценность, то есть ценность «инструмента» разрешения противоречий в различных сферах общества, но также как освобождающее, развивающее средство, которое выступает как ценность. Вместе с тем отметим, что, во-первых, разные типы культур приписывают праву неодинаковую ценность.

Во-вторых, ценность каждой правовой нормы, каждого правового инструмента каждый раз определяется конкретно исторически. В-третьих, ценность права невозможна вне контекста деятельности субъектов права, организационных сил, соответствующих институтов по созданию и реализации права.

Самым общим образом собственную ценность права можно определить как «выражение социально организованной формы, следование которой обеспечивает воспроизводство правовых состояний правовыми средствами, вследствие чего рождаются новые возможности и большая свобода для саморазвития человека и развития общества» Радько, Т. Проблемы теории государства и права / Т. Радько. – М.: Проспект, 2015. – С.369..

В этом качестве право может предоставлять людям, различным субъектам права в виде субъективных прав новое пространство и человеческие возможности саморазвития. При этом цель права как социально организованной формы состоит в том, чтобы оно не допускало оснований для угнетения и несчастья других людей и могло противостоять этому, сообразуя поведение с моралью и справедливостью.

Таким образом, критерием ценности права является саморазвивающаяся личность. Иначе говоря, право ценно, если оно прямо или косвенно способствует самоосуществлению и самосозиданию человека в истории, если на деле способствует рождению новых возможностей для развития человека и общества.

Характеристика права как ценности ставит вопрос о месте этой ценности в классификации ценностей вообще. Рассмотрим основные формы бытия ценностей в их соотношении. Фундаментальным с теоретической точки зрения является разделение ценностей на предметные и духовные, образующие два полюса всей сферы ценностного отношения человека к миру.

В рамках двух основных классов ценностей, материальных и духовных, «право относится ко вторым, то есть является духовной ценностью, наряду с такими, как моральные, религиозные, художественные (или эстетические), научные, мировоззренческие ценности» История и методология юридической науки / под ред. Ю. Денисова, И. Честнова. – М.: ИВЭСЭП, 2014. – С.127.. Правовые ценности в рамках духовных ценностей являются относительно самостоятельными.

Правовые ценности представляют собой вид духовных ценностей, которые удовлетворяют потребности социальных групп общества в регулировании социальных отношений и поступков людей. Их основной и специфической функцией является регулятивная функция. Поэтому правовые ценности предназначены для создания, поддержания и укрепления социального порядка и дисциплины, нормального функционирования общества.

Правовые ценности составляют элемент системы социального (социально-политического) управления обществом. При этом они являются деонтическими ценностями, то есть отличаются четко выраженным предписывающим характером, что обусловливается их принадлежностью к сфере должного. В отличие от остальных деонтических ценностей они закрепляются формально и охраняются государством и его органами.

Как деонтические ценности они отличаются и другой функциональной особенностью – имеют вероятностный характер.

Это особенность, связанная с возможностью сознательного, волевого выбора социальными (правовыми) субъектами объективно существующих в действительности поведенческих вариантов.

Таким образом, понятие «ценность» попало в «арсенал» научной мысли сравнительно недавно – в конце позапрошлого века. Это не случайно, но обусловлено объективными причинами, изменением социальной и культурной ситуации, которые произошли в Европе, начиная с эпохи Возрождения. Прежние авторитеты в ходе этого развития были отвергнуты, а новые, как в былые эпохи, внешние авторитеты им на смену не пришли. Человек сам оказался для себя авторитетом. При этом, ценности могут и должны задавать результатам научного познания критерии необходимости и значимости. Само понятие истины как главной цели познания является ценностью, которая регулирует процесс познания действительности: познания достойно лишь то, что имеет культурную ценность или находится в отношении к ней. Сходное значение в процессе научного познания имеют и цели.

Правотворчество и реализация права (правоприменение, исполнение, использование и соблюдение права) представляют собой области человеческой деятельности ярко выраженного оценочного характера. В силу этого необходимо изучение и исследование правовых ценностей, оценки в сфере права и т.д. Без ценностного подхода невозможно выявить предназначение права в общечеловеческом, социальном и культурном развитии, понять его специфическую природу как духовно-практическое средство освоения мира людьми.

2. Правовая материя и способы ее познания

2.1 Понятие правовой материи

Право как часть культуры является сложным, многоаспектным образованием. Как часть культуры право содержит значительные идеальные, духовные компоненты. Будучи идеальными, эти компоненты не поддаются точному измерению, постижению. По крайней мере, оно серьезно затруднено. А между тем право, как, впрочем, и любая другая наука, стремиться к определенности, точности. Для этого право нуждается в своей собственной материи, в том, что поддается точному, можно сказать, математическому изучению. Другими словами, поскольку «в научном исследовании взят курс на рассмотрение права как объективной реальности, т. е. такой же, как и в любой действительной науке, основой научного исследования должно стать именно “вещество”, “тело” права, его corpus juris – особая, во многом “невидимая” социальная реальность, выражающая структурированность права, “юридическую организацию” его содержания» Большой юридический словарь / под ред. А.Я.Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 2015. – С.371.. Именно эту особую реальность и обозначают специальным термином «материя права».

Как отмечают исследователи, максимально «точно отвечает характеристикам, вытекающим из понятия “правовая материя”, догма права» Алексеев, С.С. Теория государства и права / С.С.Алексеев. – М.: Изд-во БЕК, 1998 – С.59.. Догма права является важнейшей основой юридических знаний. Это обстоятельство важно помнить, поскольку в настоящее время этот момент редко акцентируется. Доминирование историцизма отодвигает этот факт на задний план, а нередко и вовсе ставит его под вопрос. Но это является ошибкой. Не отрицая историчности феномена права, следует помнить и о его отличии от многих других феноменов культуры.

Так, к примеру, в философии или истории многие концепции меняются весьма быстро. На протяжении одного единственного столетия ситуация в этих областях может поменяться до неузнаваемости. На смену позитивизму приходит постпозитивизм, экзистенциализм и персонализм, а они уступают место постмодернизму и т. д. Закономерно, что в этой области безраздельно властвует историцизм.

В юриспруденции ситуация иная. Несмотря на то, что право, так же как и философия, является творением человека, оно, тем не менее, гораздо более устойчиво. И в настоящее время многие положения, сформулированные еще в античной древности и в средние века, продолжают действовать и оказывать влияние на всю систему права. Это позволяет относится к ним по аналогии с отношением естествоиспытателей к материи.

В самом деле, для естествоиспытателей материя есть некая объективная реальность, независимая от сознания исследователя и являющаяся надежным фундаментом, основой научного познания. Материя придет научным исследованиям конкретность, определенность, проверяемость.

Материя права, выраженная в юридических догмах, обладает схожими характеристикам.

Исследователи отмечают, что центральным звеном в юридической догме являются юридические нормы. Все остальное, «иные юридические явления – и источники права (законы), и действие права – жестко, императивно “привязаны” к нормам, трактуются в качестве “формы” юридических норм или их реализации» Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – С.211.. Такой, так сказать нормативно-аналитический подход к феномену права позволяет выявлять значимые аспекты материи права. В самом деле, «именно юридические нормы, тем более нормы, выраженные в законе (кодексах), концентрируют важнейшие особенности права как такой реальности (догмы), с которой имеют дело юристы, все люди, соприкасающиеся с правовыми вопросами» Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – С.211..

Важность материи права выраженной в юридических нормах показывает и применение в юриспруденции новейших гуманитарных методов познания. В целом само по себе это является положительным моментом, но не следует его абсолютизировать. Далеко не вся специфика права может быть познан при помощи методов и подходов, сформированных вне права. Как показывают современные исследования, «при попытках более основательного, углубленного анализа позитивного права на основе новейших философских данных оказывается, что, так сказать, “фактура права” не может быть сведена к одним только юридическим нормам, даже при всем их многообразии и формах проявления – источникам права, его действию, применению» Там же..

Это подразумевает не просто обращение к каким-то более глубинным, базисным категориям подобных справедливости, но обращение к матери права, то есть к юридическим догмам, роль которых, как показывает практика, незаменима. Такой вывод закономерно следует из понимания в современной науке специфики культуры, общества, надприродной, надбиологической реальности.

При изучении права нужно так сказать «”освободиться” от того, чтобы все правовые явления трактовались только под углом зрения норм, и рассматривать правовые явления как таковые, в их собственной плоти» Синха Сурия Пракаш / Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. – М./ Издательский центр Академия, 1996. – С.127. то есть в их правовой материи.

Это предполагает как опору на юридическую догму, так и, одновременно, выход за ее пределы, но такой выход, который не отрицает ее, но, напротив, максимально использует для углубления и развития знаний. Ведь выход за пределы материи права как раз и позволяет воспринимать ее как материю, то есть как нечто внешнее, данное нам так сказать в ощущениях. К тому же такой выход без отрицания позволяет воспринимать ее в ее целостности и многообразии, видя, одновременно, и ее структуру, ее элементы.

При этом наблюдается «не только “пространствен­ное” расширение взгляда на право, включение в поле научного анализа, наряду с нормами и в одной плоскости с ними, других юридических явлений, но качественное изменение самого видения права, когда рассмотрение юридических явлений освобождается от императивной заданности на одни нормы и когда правовые явления рассматриваются как таковые непосредственно в одной плос­кости с юридическими нормами» Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – С.212..

Сказанное позволяет говорить, что существенно изменяется сам подход к феномену права, изменяется способ его постижения. Право как бы открывается с новой стороны. Даже и те его стороны, которые казалось бы были хорошо известны, открываются по-новому. Наконец, подобный подход позволяет проникнуть в саму сущность права, то есть не только количественно, но и качественно расширить возможности его познания. Одним словом, право предстает в новом облике, намного более соответствующим объективному положению дел.

В завершение данного параграфа рассмотрим проблему воспринимаемости «материи права». С одной стороны, само понятие материи предполагает, сто она может быть воспринята при помощи органов чувств, является так сказать «зримой», ее можно увидеть и потрогать. Но с другой стороны как отмечают не только философы, но и физики, даже традиционная материя, являясь предельно общим понятием, категорией, в действительности, как категория, е может восприниматься человеком непосредственно, при помощи органов чувств. В реальности мы воспринимает бесконечно различные варианты материи, но не саму ее как общее понятие. Одним словом, даже с традиционной материей естествоиспытателей все не так просто как может показаться обывателю.

Не удивительно, что и в случае с материей права ситуация с видимостью также неоднозначна. С одной стороны, «право по некоторым своим проявлениям и выступает в таком “зримом”, чувственном виде, когда что-то, относящееся к праву, можно реально “увидеть”, “взять в руки”» Синха Сурия Пракаш / Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. – М./ Издательский центр Академия, 1996. – С.130..

Но такое явление права людям не исчерпывает все специфики права. Право вещественно лишь с одной из своих сторон, в аспекте проявления, участия в жизни людей в виде законов и других правовых актов, существующих в виде знаков и символов. Кроме этих проявлений, коме внешней формы права, есть еще и его внутренняя форма, под которой можно понимать структуру, юридическую организацию «образующих право интеллектуально-волевых положений, идей, решений, мыслей» Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – С.213..

Эта внутренняя форма также может быть проявлена внешне (в структуре кодексов и других юридических текстах, их главах, статьях закона и т. д.), однако «само “вещество” права, его corpus juris – это все же особая, во многом “невидимая” социальная реальность, выражающая структури­рованность права, организацию его содержания с сугубо юридической стороны» Там же..

Дело в том, что в большинстве случаев конкретные юридические документы не содержат всех необходимых для юридической нормы компонентов. Это, как правило, технически не возможно, да и практически не нужно. Однако, мы не перестаем воспринимать некий юридический текст в качестве воплощения и даже способа бытия определенной юридической нормы. Происходит это как раз благодаря «невидимой» составляющей материи права, указывающий на системный характер феномена права. А системность и позволяет по одному элементу угадывать все целое, видеть в этом элементе проявление всего целого, всей системы, пусть даже «вещественно» она и не явлена.

2.2 Цели и ценности в познании правовой материи

Итак, если в полной мере принять во внимание особенности права с точки зрения своеобразия его формы, то оказывается неизбежным вывод, в соответствии с которым материя права по своей сути есть особая структурированная социальная реальность, выраженная главным образом в особой (внутренней) форме.

Своеобразие этой особой социальной реальности проявляется в разных плоскостях существования права – и на уровне права в целом как своеобразного природно-социального образования, и в отношении тех или иных конкретных правовых явлений.

На уровне права в целом именно его внутренняя форма придает праву как институционному образованию необходимую юридическую организацию, юридико-логическую законченность (и, что особо существенно, значительную социальную силу). Такого рода характеристика «довольно отчетливо устраняет саму возможность интерпретации по­ложения о праве как о форме, с точки зрения будто происходящего здесь “смешения” права и закона, ибо закон и другие источники права относятся к внешней форме права, имеющей в основном значение способа внешней объективизации права, его внешнего информацион­ного бытия и знака» Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – С.257..

Особенно следует выделить регулятивную роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи.

Общепризнано, что правовые ценности и оценки (в сфере правосознания) имеют регулятивное значение. Правовые нормы в свою очередь приобретают значение ценностей и становятся объектом оценки.

Ценности выражают убеждения и предпочтения, которые не покоятся на эмпирической основе. Ценности, в отличие от знания, не подлежат логической, эмпирической проверке и обоснованию. Они представляют собой «некие неразложимые (исходные) интеллектуально и эмоционально воспринимаемые данности, которые побуждают субъектов к их сохранению, к обладанию ими и деятельности на их основе, поскольку воспринимаются как разнообразные блага» Синха Сурия Пракаш / Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. – М./ Издательский центр Академия, 1996. – С.137.. Им нельзя дать точного и полного объяснения, не прибегая к понятиям аксиологии.

Особенно важно то, что смысловой центр бытия человека в мире составляют те или иные ценности. В качестве философской категории ценность – это то, что чувства и разум людей диктуют признать особенно значимым из всего и во имя чего проживается жизнь, то, чего человек хочет ради себя самого, а не ради чего-то другого.

Ценность выступает как цель сама по себе, к ней стремятся ради нее самой, а не ради чисто материального интереса, выгоды или чувственного удовольствия. Направленность установки субъекта и его деятельности на определенную ценность называется ценностной ориентацией. Процедура выбора на основе ценности называется оценкой.

Между ценностями, оценками и нормами существуют связь и взаимные переходы. Поэтому в науках, имеющих предметом мораль, право, искусство, необходимо их взаимосвязанное изучение и объяснение, а наряду с этим и их разграничение.

Возникновение юридическо-аксиологического подхода связано с появлением естественно-правовых воззрений, с различием права естественного и права позитивного. Право в своем аксиологическом измерении выступает как строго определенная форма правовых ценностей, как специфическая форма правового долженствования, отличная от всех других (моральных, религиозных и т. д.) форм долженствования и ценностных форм.

Благодаря ценностям право как некий «механизм» получает свое содержание, так как сознание субъекта права направлено на ценности как на свой объект. Благодаря им снимается момент безразличия в поведении правового субъекта и формируются дозволения, запреты и долженствования. Рассмотрим, каковы эти ценности и как они связаны между собой, а также в чем состоит ценность права.

Статус ценностей в праве могут приобрести различные факты и явления материального и идеального характера: «материальные предметы и блага, общественные отношения, человеческие поступки, волевые феномены (мотивы, побуждения), идеи, идеалы, цели, социальные институты» Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – С.260.. Они являются правовыми ценностями, поскольку лежат в основе права и правопорядка, они выступают в качестве идеального обоснования норм права, закрепляются и охраняются правовыми нормами, составляют цель права и его институтов.

Особенно велико значение некоторых социальных ценностей, которые с течением времени приобрели характер также и правовых ценностей.

В качестве высоких идеалов они пронизывают общественное правосознание и становятся основными принципами права. Таковы свобода, равенство, справедливость, демократия, порядок, безопасность, мир. Наряду с ними существуют и специфические правовые ценности общего значения, такие как идея права, идея стабильной законности и т. д. Данные ценности одновременно являются идеалами и осуществляются реальной человеческой практикой. В праве они закрепляются и в том, и в другом их качестве. Но в ряде случаев общественное и индивидуальное правосознание могут воспринимать их лишь как ценность идеальную, как идеальные цели политической (и правотворческой) программы.

Эти принципы, идеалы, как и все другие вещи, явления, представляют собой ценности в той мере, в какой они связаны с человеческой личностью. В качестве правовых ценностей они имеют вид юридических прав и свобод личности в ее индивидуальных и коллективных проявлениях. Сами права человека также приобретают статус важных ценностей. Каждое из них выражает определенную сторону, проявление, образ существования человека как природной и социальной его сущности. В своей совокупности они характеризуют человека как высшую ценность, как средоточие всех ценностей.

Не менее важна регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи.

Будучи, как было установлено ранее, во многом «невидимой» реальностью, правовая материя тем самым тесно взаимосвязана с целями и ценностями. В определенной мере она их воплощает. Но одновременно она сама может быть воспринята как ценность и цель. Как и требовал когда то Г. Риккерт, ценность (а также и цель) служат тем критерием, с помощью которого возможно отбирать те факты правовой материи, которые имеют наибольшее значение и которые должны быть рассмотрены для понимания этого сложного феномена. Цели и ценности направляют процесс познания правовой материи, указываю где и как можно «обрести ее сущность. Значение этого трудно переоценить.

Таким образом, право как часть культуры является сложным, многоаспектным образованием. Как часть культуры право содержит значительные идеальные, духовные компоненты. Будучи идеальными, эти компоненты не поддаются точному измерению, постижению. По крайней мере, оно серьезно затруднено. А между тем право, как, впрочем, и любая другая наука, стремиться к определенности, точности. Для этого право нуждается в своей собственной материи, в том, что поддается точному, можно сказать, математическому изучению. Такой материей права является особая, во многом «невидимая» социальная реальность, выражающая структурированность права, юридическую организацию его содержания. Материя права выражается в юридических догмах, которые относительно устойчивы во времени, можно сказать, неизменны, чем схожи с материей естествоиспытателей (физиков). Значение материи права весьма велико. Дело в том, что в большинстве случаев конкретные юридические документы не содержат всех необходимых для юридической нормы компонентов. Это, как правило, технически не возможно, да и практически не нужно. Однако, мы не перестаем воспринимать некий юридический текст в качестве воплощения и даже способа бытия определенной юридической нормы. Происходит это как раз благодаря «невидимой» составляющей материи права, указывающий на системный характер феномена права. А системность и позволяет по одному элементу угадывать все целое, видеть в этом элементе проявление всего целого, всей системы, пусть даже «вещественно» она и не явлена.

Не менее важна регулятивная роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи. Будучи во многом «невидимой» реальностью, правовая материя тем самым тесно взаимосвязана с целями и ценностями. В определенной мере она их воплощает. Но одновременно она сама может быть воспринята как ценность и цель. Как и требовал когда то Г. Риккерт, ценность (а также и цель) служат тем критерием, с помощью которого возможно отбирать те факты правовой материи, которые имеют наибольшее значение и которые должны быть рассмотрены для понимания этого сложного феномена. Цели и ценности направляют процесс познания правовой материи, указываю где и как можно «обрести ее сущность. Значение этого трудно переоценить.

Заключение

Итак, в результате проведенного нами исследования были получены следующие результаты.

Понятие «ценность» попало в «арсенал» научной мысли сравнительно недавно – в конце позапрошлого века. Это не случайно, но обусловлено объективными причинами, изменением социальной и культурной ситуации, которые произошли в Европе, начиная с эпохи Возрождения. Прежние авторитеты в ходе этого развития были отвергнуты, а новые, как в былые эпохи, внешние авторитеты им на смену не пришли. Человек сам оказался для себя авторитетом. При этом, ценности могут и должны задавать результатам научного познания критерии необходимости и значимости. Само понятие истины как главной цели познания является ценностью, которая регулирует процесс познания действительности: познания достойно лишь то, что имеет культурную ценность или находится в отношении к ней. Сходное значение в процессе научного познания имеют и цели.

Правотворчество и реализация права (правоприменение, исполнение, использование и соблюдение права) представляют собой области человеческой деятельности ярко выраженного оценочного характера. В силу этого необходимо изучение и исследование правовых ценностей, оценки в сфере права и т.д. Без ценностного подхода невозможно выявить предназначение права в общечеловеческом, социальном и культурном развитии, понять его специфическую природу как духовно-практическое средство освоения мира людьми.

Право как часть культуры является сложным, многоаспектным образованием. Как часть культуры право содержит значительные идеальные, духовные компоненты. Будучи идеальными, эти компоненты не поддаются точному измерению, постижению. По крайней мере, оно серьезно затруднено. А между тем право, как, впрочем, и любая другая наука, стремиться к определенности, точности. Для этого право нуждается в своей собственной материи, в том, что поддается точному, можно сказать, математическому изучению. Такой материей права является особая, во многом «невидимая» социальная реальность, выражающая структурированность права, юридическую организацию его содержания. Материя права выражается в юридических догмах, которые относительно устойчивы во времени, можно сказать, неизменны, чем схожи с материей естествоиспытателей (физиков). Значение материи права весьма велико. Дело в том, что в большинстве случаев конкретные юридические документы не содержат всех необходимых для юридической нормы компонентов. Это, как правило, технически не возможно, да и практически не нужно. Однако, мы не перестаем воспринимать некий юридический текст в качестве воплощения и даже способа бытия определенной юридической нормы. Происходит это как раз благодаря «невидимой» составляющей материи права, указывающий на системный характер феномена права. А системность и позволяет по одному элементу угадывать все целое, видеть в этом элементе проявление всего целого, всей системы, пусть даже «вещественно» она и не явлена.

Особенно следует выделить регулятивную роль целей и ценностей в процессе научного познания правовой материи. Она весьма велика. Будучи во многом «невидимой» реальностью, правовая материя тем самым тесно взаимосвязана с целями и ценностями. В определенной мере она их воплощает. Но одновременно она сама может быть воспринята как ценность и цель. Как и требовал когда то Г. Риккерт, ценность (а также и цель) служат тем критерием, с помощью которого возможно отбирать те факты правовой материи, которые имеют наибольшее значение и которые должны быть рассмотрены для понимания этого сложного феномена. Цели и ценности направляют процесс познания правовой материи, указываю где и как можно «обрести ее сущность. Значение этого трудно переоценить.

Библиографический список

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // СПС Консультант Плюс.

Научные исследования:

2. Алексеев, С.С. Теория государства и права / С.С.Алексеев. – М.: Изд-во БЕК, 1998 – 456 с.

3. Большой юридический словарь / под ред. А.Я.Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 2015. – 630 с.

4. Гегель, Г.В.Ф. Философия права / Г.В.Ф. Гегель. – М.: Мысль,1990. – 448с.

5. Гогин, А., Липинский, Д. и др. Теория государства и права / А. Гогин, Д. Липинский. – М.: Проспект, 2015. – 334 с.

6. История и методология юридической науки / под ред. Ю. Денисова, И. Честнова. – М.: ИВЭСЭП, 2014. – 564 с.

7. История философии: Учебник для вузов / Под ред. В.В. Васильева, А.А. Кротова и Д.В. Бугая. – М.: Академический Проект: 2015. – 680 с.

8. Лейси, Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / Х. Лейси. – М.: Логос, 2001. – 360 с.

9. Марченко, М.Н. Проблемы общей теории государства и права. В 2 томах / М.Н. Марченко. – М.: Проспект, 2015. – 656 с.

10. Марченко, М.Н., Дерябина, Е.М. Теория государства и права. Учебник. Схемы. Хрестоматия / М.Н. Марченко, Е.М. Дерябина. – М.: Проспект, 2015. – 720 с.

11. Микешина, Л.А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования: учеб. пособие / Л.А. Микешина. – М.: Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2005. – 464 с.

12. Радько, Т. Проблемы теории государства и права / Т. Радько. – М.: Проспект, 2015. – 608 с.

13. Риккерт, Г. Философия жизни / Г. Риккерт. – Киев: Ника-Центр, 1997. – 505 с.

14. Синха Сурия Пракаш / Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. – М./ Издательский центр Академия, 1996. – 304 с.

15. Таран, А.С. Профессиональная этика юриста / А.С. Таран. – М.: Юрайт, 2015. – 330 с.

16. Философия науки: Общие проблемы познания. Методология естественных и гуманитарных наук: хрестоматия / отв. ред.-сост. Л.А Микешина. – М.: Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2015. – 992 с.

17. Философия права / О.Г. Дагильян, Л.Д. Байрачная, С.И, Максимов и др. / Под ред. О.Г. Дагильяна. – М.: Эксмо, 2015. – 416 с.

18. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: Канон+, 2009. – 1248 с.

Данила Тетерин
Данила Тетерин
Десять лет назад закончил СурГУ, факультет юриспруденции. Сейчас преподаю в колледже, а в свободное время подрабатываю на сайте «Диплом777» - решаю контрольные работы, пишу рефераты и помогаю в написании курсовых работ по праву. По специальности работаю пять лет, уже создал 6 научных статей и две монографии. Люблю узнавать что-то новое и делиться полученными знаниями со студентами.
Поделиться курсовой работой:
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в skype
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Похожие статьи
Раздаточный материал для дипломной работы образец

Когда студент выходит на защиту перед экзаменационной комиссией, ему требуется подготовить все необходимые материалы, которые могут повысить шансы на получение высокого балла. Один из таких

Читать полностью ➜
Задание на дипломную работу образец заполнения

Дипломная — это своеобразная заключительная работа, которая демонстрирует все приобретенные студентом знания во время обучения в определенном вузе. В зависимости от специализации к исследовательским работам

Читать полностью ➜