Традиции советской фортепианной школы на примере сонаты № 9 А. Александрова - дипломная работа готовая

ООО "Диплом777"

8:00–20:00 Ежедневно

Никольская, д. 10, оф. 118

Дипломная работа на тему Традиции советской фортепианной школы на примере сонаты № 9 А. Александрова

ТРАДИЦИИ СОВЕТСКОЙ ФОРТЕПИАННОЙ ШКОЛЫ НА ПРИМЕРЕ СОНАТЫ №9 А. АЛЕКСАНДРОВА

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Музыка Анатолия Александрова в историческом контексте
  • Глава 2. Исполнение фортепианных сонат Анатолия Александрова
  • Глава 3. Исполнительский анализ девятой сонаты до минор
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Нотное приложение

Введение

Александров Анатолий Николаевич Александров Анатолий Николаевич (1888, Москва – 1982, там же), композитор, доктор искусствоведения (1941), народный артист СССР (1971). В 1906-09 учился на историко-философском факультете Московского университета, одновременно частным образом занимался музыкой с С.И. Танеевым. В 1910-16 обучался в Московской консерватории (класс композиции С.Н. Василенко, класс фортепьяно К.Н. Игумнова). После Октябрьской революции служил в частях особого назначения пианистом. Некоторое время работал дирижёром в московском Камерном театре. Первые сочинения Александрова получили высокую оценку С.В. Рахманинова и Н.К. Метнера. Среди произведений: оперы “Два мира” (1916), “Бэла” (1941; вторая редакция, 1945), “Дикая Бара” (1957), “Левша” (1975); две симфонии (1965, 1978), Классическая сюита, Романтическая сюита, 4 струнных квартета, 14 фортепьянных сонат, пьесы для фортепьяно и романсы; музыка к кинофильмам “Тринадцать”, “Ленин в Октябре”, “Память сердца”, “Северная повесть”; музыка к драматическим спектаклям. Александров одним из первых начал писать музыку для детей: к мультфильмам “Красная шапочка”, “Алёнушка и братец Иванушка”, “Остров ошибок”; к радиопередачам “Угадай-ка”, “Клуб юных географов”, “Необыкновенные приключения почтового ящика”, “Волшебное такси”, “Клуб знаменитых капитанов”. В 1923-62 преподавал в Московской консерватории (с 1926 профессор). Завершил ряд незаконченных произведений Танеева и А.К. Глазунова, участвовал в редактировании Полного собрания сочинений П.И. Чайковского. Вместе с П.А. Ламмом и Н.Я. Мясковским был организатором “ламмовских сред” (1919-51), на которых собирались московские музыканты. Государственная премия СССР (1951). Жил на Воздвиженке, затем на 3-й Миусской улице (улица Готвальда, 10; мемориальная доска).

Актуальность исследования заключена в изучении традиций советской фортепианной школы на примере сонаты №9 А. Александрова, т.к. данная тема имеет малое освещение в области мировой музыкальной культуры.

Объект исследования – творчество композитора Анатолия Александрова.

Предмет исследования становятся классические образцы отечественной музыки середины XX века – исполнение фортепианных сонат Анатолия Александрова.

Цель исследования – изучение в фортепианных сонат исполнительских интерпретациях.

Задачи исследования:

выявить особенности фортепианных сонат в исполнительских интерпретациях, а также механизм реализации данного принципа;

систематизировать представления о музыкальном творчестве Анатолия Александрова;

выявить возможности изучения фортепианных сонат на стыке музыковедческих и исполнительских подходов;

рассмотреть проблемы, встающие перед исполнителями при соприкосновении с различными видами фортепианных сонат А. Александрова;

проанализировать девятую сонату до минор сонат А. Александрова.

Результаты исследования могут быть использованы в курсах истории и теории исполнительства, методики, спецкурсах по искусству интерпретации камерно-вокальной музыки в вузах, средних учебных заведениях, а также в курсах повышения квалификации работников образования и культуры.

Структура и объём работы: _____ страниц, введение, две главы, заключение, список использованной литературы, нотные приложения.

александров соната фортепианная школа

Глава 1. Музыка Анатолия Александрова в историческом контексте

Из 94 лет жизни Анатолий Александров, 75 лет посвятил музыке. В общей сложности 112 опусов, охвачено множество жанров, в том числе четыре оперы, две симфонии, четыре струнных квартета, фортепианной музыки, многочисленные вокальные произведения, фортепианный концерт, соната для виолончели, и музыка для драмы, кинофильмов и мультфильмов, а также песни и фортепианные пьесы для детей.

Самым значительным в творчестве композитора был выход в области вокальной музыки и фортепианной музыки, который проявился в художественном значении. Александров сочинял с завидным усердием и последовательностью, был непоколебим даже во время войны; таким образом, его работы были равномерно распределены на годы его жизнь, формируя уникальный вид музыкальной истории ХХ века в России. Полное взаимопонимание музыки Анатолия Александрова невозможно без обсуждения исторических событий его жизни. В течение 94 лет своей жизни композитор был свидетелем нескольких важнейших изменений в истории России, в том числе и Великой Октябрьской революции 1917 года и обе мировые войны. Сонату для виолончели и фортепиано, составленную в 1982 году, незадолго до того, как композитор скончался, не закончил А. Александров. Она была отредактирована и завершена его учеником. Александров был одним из немногих композиторов, кто впитал в себя влияния как Западного, так и Советского миров. Это уникальное положение дел и повлияло на его работы.

Длинный извилистый путь русской музыки, охватывающей десять веков продиктовал довольно необычную картину. Развитие русской музыки на протяжении веков постоянно прерывается социально-политическими событиями, такими как: многочисленные вторжения, “крайности догматизм” Православной Восточной Церкви Ричард Энтони Леонард, История русской музыки (Нью-Йорк: Макмиллан, 1957, и в целом географической и культурной изоляции, разрушением до Римской империи в самом начале и созданием “железного занавеса” в конце Там же, 12. – 27. Все это привело к неравномерному поглощению воздействий от Византийский на одной стороны и Западом – с другой, что вылилось в особую эклектику, ставшую одной из наиболее характерных черт русских композиторов и продолжал быть на виду на протяжении 20 века.

Этот момент был наилучшим, заявил Ричард Леонард в своем исследовании по теме, когда писал, что в стороне от его “сильного национализма, русского тоже по природе эклектичной, синтезатор, чье острое восприятие, если им дать волю, будет колебаться в течение очень широкого поля” Там же, 11-12.

Историки обычно придают значение русской музыки до семнадцатого века, как и в случае с Фрэнсис Мэйс, один из последних авторов по предмету, который просто говорит: “до этого времени ей не хватило благодатную почву, в церкви, неизменно осуждал светскую музыку. Фрэнсис Мэйс, История русской музыки: от “Камаринская” в Бабьем Яру (Беркли: Калифорнийский университет пресс, 2002)

Поражение Наполеона в 1812 году вдохновил сильное национальное чувство в России. Эти обстоятельства были в объятиях молодого русского композитора Михаила Глинки (1804-1857), чей творческий музыкальный подарок преобразила музыкальную жизнь России. И не будет преувеличением сказать, что большинство людей считают русскую музыку несуществующей до Глинки.

Его влияние на будущие поколения композиторов огромно, не поддается описанию. Как “символ девятнадцатого века концепция национализма в искусстве, Леонард, История русской музыки” Глинка и его наследство взимается в русской музыке XIX века с властью, чтобы развиваться дальше, чем когда-либо прежде. Вторая половина девятнадцатого века была ознаменована одной из наиболее воинственных фаз в ходе развития русской музыки. Мэйс ссылается на данном этапе как “Столкновение идей: поиски сущности новой российской музыки”, которой точно отражает настроения в течение этого времени Маес, История русской музыки: от “Камаринская” в Бабьем Яру.

Это ярко проявляется в соперничестве нескольких музыкально активных групп, из которых две находятся на переднем крае: группа – Балакирева, известная как “могучая кучка” и группа – Антона Рубинштейна. Мас указывает на то, что в стороне от личных конфликтов между двумя мужчинами воюя за “жизнеспособной музыкальной карьере, ”большая идеологическая проблема был в самом центре конфликта, а именно “другой эстетический идеал, особой концепции сущность и функции музыки.

На кону был конфликт между консервативной и прогрессивные музыкальные идеалы: в частности, различие между абстрактными и музыкой – ориентированной на реалистическую оперную эстетику” Там же.

Композиторы “могучей кучки”, со своими экспериментами с народными мелодиями, гармонизацией, и хроматическими гармониями, подготовили почву для начала ХХ века композиторов – модернистов. Кроме того, идея реализма в музыке позже нашло отражение в Советском соцреализме.

Анатолий Александров явился достойным продолжателем традиций русской музыкальной школы.

Анатолий Александров за особые заслуги перед Россией награжден:

1. Сталинская премия второй степени (1951) – за вокальную сюиту “Верность” (1950) на слова С.Л. Северцева, цикл романсов на стихи А.С. Пушкина и фортепианные пьесы для детей

2. Орден Ленина (1953)

3. Орден Трудового Красного Знамени (1943)

4. Орден Дружбы народов (1978)

Глава 2. Исполнение фортепианных сонат Анатолия Александрова

Анатолий Николаевич Александров родился в Москве 13 (25) мая 1888 года. Его отец-Николай Александрович Александров – преподавал химию в земледельческой школе, мать – Анна Яковлевна Александрова (урожденная Левенсон) – давала частные уроки игры на фортепиано. Она окончила Московскую консерваторию по классу К. Клиндворта.

В квартире Александровых постоянно звучала музыка: Анна Яковлевна отдавала фортепианной игре каждую свободную минуту, изредка вместе с ней музицировал и Николай Александрович, неплохо игравший на скрипке (в юности он обучался у В.В. Безекирского). В исполнении матери Анатолий впервые услышал сочинения И.С. Баха, Бетховена, Шопена и Чайковского.

Когда мальчику исполнилось восемь лет, Анна Яковлевна начала учить его игре на фортепиано. С первых же уроков, еще не умея писать ноты, он потянулся к сочинению музыки.

Постепенно обучение музыке становится более серьезным. За шесть лет Анатолий знакомится с большинством произведений Бетховена (все симфонии и симфонические увертюры, сонаты), Чайковского (все симфонии, симфонические сюиты, увертюры и фортепианная музыка), Мусоргского, Бородина, Римского-Корсакова и Вагнера, ноты которых были в библиотеке родителей. При этом творения Бетховена, Чайковского и Бородина приводят его в восторг, нравятся ему также отдельные эпизоды из “Лоэигри-на” и “Тангейзера” Вагнера.

Это преломилось в сочинениях, написанных юношей в Томске, В начале 1904 года имя Александрова впервые появляется на афишах и в программах концертов, организуемых с благотворительными целями. Одна из таких программ сохранилась в архиве композитора; она извещает о том, что в понедельник, 16 (29) февраля 1904 года в зале Томского общественного собрания Анатолий Николаевич с матерью исполнял Прелюды Листа. А на гимназическом вечере, состоявшемся 21 ноября (4 декабря) того же года, Александров сыграл пьесу Чайковского “На тройке”.

В эти годы у юноши начинает формироваться мировоззрение. Так, революция 1905 года вызвала у него желание осознать политические события.

Летом 1906 года Александрой закапчивает с золотой медалью Томскую гимназию и поступает в Московский университет–на философское отделение историко-филологического факультета. Вместе с ним переезжают в Москву Анна Яковлевна и сестра Ольга, мечтавшая заниматься в школе живописи, С этого года его жизнь неразрывно связана с Москвой.

В Москве Александров обратился к С.И. Танееву с просьбой прослушать его сочинения. Сергей Иванович, предупрежденный письмом Анны Яковлевны о том, что сын ее “очень способен к музыке” 19 охотно выполнил просьбу.

Пьесы “Reverie”, “Melodie orientale” и Andante произвели на Танеева благоприятное впечатление. Отметив, что для не изучавшего гармонию композитора все написано хорошо, он задал ему решить и принести несколько гармонических задач из учебника Ареиского. После этого Сергей Иванович порекомендовал Александрову пройти курс гармонии с И.С. Жиляевым и предложил ему встречаться еженедельно для совместного музицирования и бесед.

Неизгладимый след в памяти Александрова оставили танеевские вечера, которые устраивались по вторникам, Их посещали А.Б. Гольденвейзер, В.А. Золотарев, Г.Э. Конюс, С.В. Рахманинов, М.А. Дейша-Сионицкая, Б.Л. Яворский, В.Я. Брюсов, Б.Н. Бугаев (Андрей Белый) и другие деятели искусства.

За время общения с Танеевым Александров написал несколько фортепианных произведений (Прелюдии и “Акварель” впоследствии были опубликованы), три романса на стихи Г. Гейне и А. Фета.

Танеев воспитал в нем уважение к классическим традициям, на основе которых развивалось его дальнейшее творчество.

Большое значение имели и занятия Александрова с Н. Жиляевым, которые положили: начало их многолетней дружбе. Они приобщили композитора к новым явлениям в современном искусстве. Жиляев первым одобрил ранние сочинения ученика и внушил ему веру в свои силы.

В 1910 году, с согласия родителей, Александров оставляет университет, решив целиком посвятить себя музыке. Через год он переходит в класс К.Н. Игумнова и одновременно поступает на композиторское отделение в класс А.А. Ильинского (контрапункт, фуга, музыкальные формы) и С.Н. Василенко (свободное сочинение).

Весной 1916 года Александров оканчивает композиторское отделение. Экзамены в этом году назначались раньше обычного, что заставило музыканта прекратить занятия по фортепиано и сосредоточиться на сочинении двухактной оперы “Два мира” по одноименной трагедии А.Н. Майкова.

К моменту окончания консерватории Александровым было написано свыше двадцати фортепианных пьес, Соната-сказка, более двадцати пяти романсов, два струнных квартета (первый не окончен), виолончельное Andante, музыка к детской мистерии Эллиса (Л. Кобылииского)”Сон”, “Увертюра на русские народные темы” для большого симфонического оркестра и эскизы оперы “Тень Фил-лиды” по рассказу М. Кузмина.

Правда, в отдельных сочинениях местами проскальзывают влияния Скрябина, Метнера, Дебюсси и, отчасти, Вагнера (в Сонате-сказке, Поэме, цикле “Былая одержимость”). Однако авторский почерк в студенческих работах вырисовывается достаточно четко.

Особое место в раннем творчестве Александрова занимает Первый струнный квартет (1914), привлекающий яркостью тематического материала, светлым колоритом. Он не стал репертуарным, но сыграл важную роль в творческой биографии автора.

В конце 1915 года, на конкурсе имени С.И. Танеева, организованном Московским камерным обществом, Квартет получил похвальный отзыв членов жюри – С.В. Рахманинова и Н.К. Метнера, которые во многом способствовали популяризации музыки Александрова и ее публикации К В первый печатный опус, вышедший в 1916 году, композитор включил Прелюдии, написанные с 1907 по 1910 год. Поэтому 1907 год он считал началом своего творческого пути.

В 1916 году сочинения Александрова звучали на квартире В.В. Вульф, свояченицы В.Д. Поленова, на музыкальных собраниях клуба любителей искусства, устраиваемых в доме у М, К. Морозовой, и в публичных концертах. Их исполняли К.Н. Игумнов (Позма ор.), Н.Г. Александрова, С Т. Кубацкая и В.Л. Кубацкий (Andante для виолончели с фортепиано) 4. Композитор становится известным в музыкальных кругах не только Москвы, но и Петрограда, где 30 ноября в зале Петровского коммерческого училища состоялся его первый авторский концерт, организованный “Музыкальным современником”. В его программу вошли Соната-сказка и Первый струйный квартет, сыгранные С.С. Полоцкой-Емцовой (соната) и квартетом “Музыкального современника” (в составе А. Берглер, Э. Фельдт, А. Юнг, Е. Вольф-Израэль).

Творческая деятельность Александрова в. коллективе московских композиторов и вслед за тем в АСМ была очень интенсивной. Он сочиняет пять сонат, ряд фортепианных сочинений, в числе которых цикл “Видения”, большое количество романсов и пишет музыку к спектаклям драматических театров Москвы – Детского 3, Показательного 4, Камерного 5 и Малого. Композитор заявляет о себе как о зрелом, но ищущем художнике, стилю которого близки традиции русского романтизма. Вместе с тем ему не чужды и выразительные средства и приемы письма музыки XX столетия – острота диссонантных сочетаний, частая тональная переменчивость, свобода метрических конструкций.

Важную роль в формировании творческого мировоззрения Александрова сыграли музыкальные вечера, инициатором которых был П.А. Ламм6; их композитор посещает с 1919 года. Сначала они устраивались по пятницам, в доме М.Г. Губе, а затем, с 1921 года, – на квартире Ламма (в новом корпусе Московской консерватории).

На собраниях в доме Ламма неизменно звучало много классики: симфонии – от Балакирева, Чайковского до Скрябина и Рахманинова, музыка Гайдна, Моцарта, Шумана, Дебюсси и Равеля, Р. Штрауса. В программу отдельных вечеров включались сочинения Г. Малера, А. Шёнберга, А. Берга (“Воццек”) и Д. Мийо, в оценке которых ламмовцы были всегда единодушны. Произведения Шёнберга и Мийо, например, не имели у них успеха, Малер также был встречен холодно. Более стойкий интерес вызывало творчество Хиндемита.

Строгая, но дружелюбная и отнюдь не уничтожающая оценка давалась и советским композиторам, музыке которых уделялось особенно большое внимание. Здесь прошли “проверку на слушателях” все симфонии Мясковского, Шебалина, ранние Шостаковича (Первая и с Четвертой по Шестую), Вторая и Третья – Гедике, “Романтическая сюита” Александрова и другие произведения. Для знакомства с новыми симфониями иногда приглашались дирижеры.

На музыкальных вечерах, устраиваемых регулярно с 1921 по 1951 год (кроме военного времени), прозвучали все без исключения сочинения Александрова, написанные за это время. Из них наибольшей популярностью пользовались Четвертая соната, фортепианные пьесы “Видения”, цикл “Из “Александрийских песен” М. Кузмипа”, романсы “Березка”, “Воспоминание” на стихи С. Есенина, В. Ходасевича и отрывки из оперы “Бэла”.

Концерты, сопровождаемые беседами об искусстве, проводились время от времени и на квартире Александровых, живших в те годы в Плетешках (рядом с бывшей Елоховской площадью) К В 20-е годы Александров часто участвует в концертах, устраиваемых Коллективом московских композиторов, Большим театром, акционерным обществом “Международная книга”. В них композитор исполняет собственные фортепианные пьесы, сонаты, выступает вместе с женой, Н.Г. Александровой, и с певицей С.Т. Кубацкой, первыми чуткими интерпретаторами его романсов.

Особую роль в популяризации его творчества сыграли концерты АСМ, из которых отметим вечер песни, проходившей 28 апреля 1925 года в Малом зале Московской консерватории. Здесь Н.Г. Александрова и автор впервые показали москвичам “Ноябрь” на стихи В. Пяста, “Четыре песни на стихи С. Есенина и В. Ходасевича”, третью тетрадь “Александрийских песен”, “Дрозд” из сборника “Отблески времен”.

Постепенно музыка Александрова приобретает все большую известность: она исполняется в Москве, Киеве, Харькове, Ленинграде; к ней обращаются Г. Нейгауз, С. Фейнберг, Л. Оборин, З. Артемьева, В. Духовская, К. Орлик, Т. Шенэйх и другие советские исполнители. Время от времени в – концерты – включаются симфонические сочинения, которыми дирижируют К.С. Сараджев (“Романтическая сюита”), Б.Э. Хайкпп (Увертюра на русские народные темы),

Утверждение позиций реалистического искусства, характеризующее 30-е годы, вызвало у Александрова новый прилив творческой энергии. Список его произведений пополняется Седьмой фортепианной сонатой, фортепианными пьесами “Четыре повествования”, Балладой ор. 49 и романсами на стихи А. Пушкина ор. 45. Видное место в творчестве этих лет занимают обработай народных тем – “Двенадцать песен народностей Запада” для голоса с фортепиано и фортепианная тетрадь “Восемь пьес на мотиву песен народов СССР”, открывшие в творчестве композитора обширную группу произведений, основанных на народном материале, С 1932 года, после семилетнего перерыва, Александров возобновляет работу в драматических театрах Москвы, Он сочиняет музыку к камерной лирической пьесе И. Прута “Мстислав Удалой”, к одноактной пьесе В. Любимовой “Как бабушка Авдотья в колхоз записалась” и к трагедий Ф. Шиллера “Дои Карлос”. В 1934 году композитора приглашают в Белоруссию, где с его музыкой ставится трагедия Еврипида “Вакханки”.

Годы 1933-1935 Александров работает над оперой “Сорок первый” (либретто Б. Гусмана и В. Морица по одноименной повести Б. Лавренева), заказанной Ленинградским театром им. С, М. Кирова. Увлекшись новым произведением, композитор в течение двух лет написал вступление, первую сцену с речью комиссара Евсюкова, Стихи Марютки, Ариозо Говорухи и заключительный акт. Однако к 1935 году планы театра изменились, и заключенный договор был расторгнут. Опера осталась незаконченной, но работа над ней не пропала даром. Александров вплотную подошел к темам советской жизни и впервые создавал музыку на героико-революционный сюжет, а это сыграло свою роль в эволюции его стиля.

Параллельно с сочинением оперы Александров пишет музыку для кино, которое в 30-е годы стало звуковым.

Музыка Александрова привлекала и зарубежных музыкантов: в 1934 году лучший оркестр Испании “Бетина” (Севилья), созданный Мануэлем де Фалья, познакомил испанских слушателей с “Классической сюитой” композитора; та же сюита исполнялась 31 июля 1938 года в Барселоне оркестром, возглавляемым Франснско Халем; а 14 января 1939 года в Гааге, в концерте Гуго ван Даллена, прозвучала Шестая соната.

Барселонский концерт проходил в сложнейших условиях героической борьбы республиканцев против фашизма. Барселона оставалась чуть ли не единственным городом, продолжавшим сопротивляться врагу, Какой негасимый оптимизм должен быть у испанского народа и какое чувство признательности к близкой им Советской стране, чтобы в подобной обстановке посвятить весь концерт советской музыке в знак солидарности с друзьями

В период эвакуации Александров, как и другие композиторы, не прекращает творческой работы: в Нальчике он записывает и обрабатывает кабардино-балкарские народные песни; в Тбилиси – сочиняет вокальную сюиту “Три кубка” на стихи Н. Тихонова, Второй и Третий струнные квартеты; во Фрунзе – оркеструет оперу “Бэла”.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой создал. благоприятные условия для возвращения в столицу, и 25 декабря 1942 года Александров приехал домой. Прошли дни эвакуации, началась работа в Москве. До окончания войны, продолжая оркестровать “Бэлу”, композитор пишет романсы на стихи М. Алигер (“Человеку в пути”), С. Северцева (“Освеженный сад”), русских поэтов-классиков (“Восемь стихотворений”), обрабатывает для голоса с фортепиано “Американские народные песни” и заканчивает Восьмую сонату, начатую в 1939 году.

Во второй половине 40-х годов п начале 50-х. годов Александров продолжает сочинять в своих излюбленных жанрах – камерно-инструментальных и вокальных. Он пишет три новые сонаты (с Девятой по Одиннадцатую), Четвертый струнный квартет, большое количество романсов,’ обработок народных песен (для фортепиано и для голоса с фортепиано) и фортепианных пьес. Годы 1954-1957 посвящаются работе над оперой “Дикая Бара” (на либретто С. Северцева по одноименной повести Б. Немцовой). В пей композитор воплотил частую в творчестве романтиков тему борьбы – светлых чувств со злом, суеверием, косностью.

В мае 1958 года музыкальная общественность Москвы поздравила Александрова с семидесятилетием. В преддверии юбилея состоялось несколько концертов, посвященных его творчеству, в Москве, Ленинграде, Туле, а торжественный вечер был устроен 26 ноября в Большом зале Московской консерватории. Он открылся приветственным словом Д. Кабалевского. После речей оркестр и солисты Радио под управлением О. Брона исполнили Первую сюиту из оперы “Бэла” и отрывки из “Дикой Бары”. Заключительный монолог Бэлы пела Н.П. Рождественская, одна из известных исполнительниц вокальных сочинений композитора.

В первой половине 60-х годов творчество Александрова находится буквально на подъеме. Одна за другой появляются новые сонаты (Двенадцатая, Тринадцатая), фортепианные пьесы, романсы, симфоническая повесть “Память сердца” и, неожиданно для всех, – Первая симфония C-tlur. Обращение к этому жанру в возрасте 75 лет-случай, достойный удивления.

Годы, полные творческого горения, были омрачены печальными событиями: в 1962 году умирает С.Е. Фейнберг, в 1964 – жена, Н.Г. Александрова, и за ней, четырьмя годами позже – дочь Т. Александрова. Не стало близких людей, в непрестанном общении с которыми проходила вся жизнь. Чувства, навеянные утратами, композитор выразил в музыке, – во второй части Симфонии C-dur, написанной после смерти Фейнберга 2, в шестом “Романтическом эпизоде”, “Элегии” ор.89 для фортепиано и романсе “Alter ego” на стихи А. Фета, посвященных памяти Н. Александровой.

Интенсивность работы Александрова характеризует его Творческий план на 1969-1970 годы, в котором было намечено: закончить сюиту из мультфильма “Левша” и Четырнадцатую фортепианную сонату, переоркестровать и перекомпоновать сюиту “Дои Карлос”, пересмотреть оркестровку Песци Бэлы из Второй сюиты и всей оперы “Дикая Бара”, подготовить к изданию сюиту “Русские народные мелодии” (оркестровый вариант), “Забавную сюиту”, Арию для струнного квартета, третий том вокальных сочинений и романс “Память сердца” с гитарным аккомпанементом.

Список его произведений ширится и растет из года в год, пополняясь как камерными опусами (пять хоров a cappella на стихи Ф. Тютчева, романсы на стихи А. Блока, Ф. Тютчева, Б. Пастернака, А. Ахматовой., фортепианные циклы “Страницы из дневника”, Три фуги, Пять пьес ор. ПО, Восемь пьес на народные мелодии коми и мордвы), так и более крупными. Среди них отметим Концерт для фортепиано с оркестром, вслед за Симфонией C-dur расширивший жанровую сферу творчества, детскую оперу “Левша”, Вторую симфонию B-dur.

Поздние произведения Александрова привлекают тонкостью поэтического высказывания, глубиной, благородством мысли и безупречностью отделки. Композитор рассказывает в них о сложности жизненных коллизий, о борьбе человеческих страстей, воспевая все светлое и радостное.

Изредка светлый колорит нарушают трагические образы, которые, несмотря на их значительность, никогда не бывают самодовлеющими. Они стимулируют борьбу (например, эпизод a tempo tragicamente в финале Первой симфонии), выступают разительным контрастом к жизнеутверждающим темам (вариация Alia marcia funebra в финале Четырнадцатой сонаты) и, сыграв свою “роль” в произведении, оттесняются на второй план.

Особое место в позднем творчестве занимают сочинения для детей: многочисленные песни, фортепианные пьесы, музыка к радиопостановкам, радиопередачам и мультипликационным фильмам.

В них развиваются тенденции к ясности, простоте и мелодической общительности, начало которым положили сочинения ранних лет, предназначенные для слушания детьми либо для исполнения ими, такие как музыка к театральным постановкам “Давид и Голиаф” М. Королькова (1918), “Пиноккио” С. Шервин-ского (1923), циклы детских песен “Стройка” на слова Я. Мексина, “Дуда” на русские народные тексты, “В путь-дорогу” – А. Барто (1925-1928) и “Маленькая сюита” ор.33 (1929).

Эти тенденции отмечены и самим автором: “Я стремлюсь, чтобы простая детская песенка понравилась и детям и мне. Она должна быть и доступной, и музыкально интересной, простой в самом хорошем значении этого слова”.

Влечение к детской музыке в творчестве Александрова не случайно. Композитор любил детей, уделяя им много внимания в музыкально-общественной работе и повседневной жизни.

Глава 3. Исполнительский анализ девятой сонаты до минор

У Анатолия Александрова 9 – я соната первая послевоенная соната, она отражает тему молодежи и надежду на светлое будущее после войны.

Благодаря простому лиризму и динамичной теме, ее характер и образы близки другим послевоенным произведениям, которые были созданы примерно в то же время. К примеру, советские композиторы, например, Прокофьев девятой сонаты (1947), Д.Б. Кабалевский третья соната (1946) и “Юность” концерт (1952), Д.Д. Шостаковича второй концерт (1957).

Соната не только выявила в характере его музыки, но также в Александров своими словами в разговоре сказал, что он изначально планировали одну детскую сонатину. В конце концов, произведение вышло за размеры дидактического куска и превратилось в трехчастный цикл “Для взрослых о молодежи”. Кроме того, данный фрагмент был образом посвящен Елене Гнесиной, который вместе со своими сестрами основала институт имени Гнесиных в Москве, сегодня известный, как Гнесиных – очень известное место для изучения музыки.

В 9-ой сонате прослеживаются стилистические особенности продолжения тенденции предыдущих трех сонат.

В традиционной трехчастной форме представлен компактная первая часть в сонатной форме аллегро (аллегро модерато), лирическая средней части – в простой тернарной структуре (анданте ма, не troppo), и рондо-Соната финал (Allegro).

Тенденция к ясной, простой и более прозрачной текстуре, чем ранее явно прослеживается в данном произведении. Ясно определены и построены симметрично темы, разработаны с хроматической countermelodies и колоритные гармонии, последовательны на протяжении всей сонаты.

Обычно в творчестве Анатолия Александрова, на его музыкальные темы оказывают влияние жанра – элементы песни, марши, и танца. В мотивных отношениях между всеми темами сонаты, она более сложна, нежели предыдущая соната.

Основываясь на небольших мелодических частях, эти соединения влияют на последующие темы, создавая впечатление непрерывного развития, иногда делает трудным музыкальное произведение, в частности 9 – ую сонату для определения структурных границ. Например, закрытие темы первой части, на основе первой музыкального мотива 1 – ой части, плавно инициирует развитие.

Кокушкин сравнивает такие “тематические виртуозные манипуляции” с творчеством техники Стравинского. В сонатах фортепианная фактура состоит в основном из расчетов, основанных на положение рук, которая, возможно, возникла у композитора после первоначального намерения создать сонатину.

Кроме того, есть тексты, где материал распределяется между правой и левой руки, включает малый скалярный метод, и включает некоторые полифонические игры. Все это делают 9-ую сонату технически доступной для исполнителя.

Заключение

“Душа моя тиха. В натянутых струнах

Звучит один порыв, здоровый и прекрасный,

И льется голос мой задумчиво и страстно.” (А. Блок)

Выдающийся советский композитор, пианист, педагог, критик и публицист, редактор целого ряда произведений русской музыкальной классики, АН. Александров вписал яркую страницу в историю русской и советской музыки. Выходец из музыкальной семьи – мать была талантливой пианисткой, ученицей К. Клиндворта (фортепиано) и П. Чайковского (гармония), – он окончил в 1916 г. с золотой медалью Московскую консерваторию по классам фортепиано (К. Игумнов) и композиции (С. Василенко).

Творческая деятельность Александрова поражает своим временным размахом (свыше 70 лет) и высокой продуктивностью (более 100 опусов). Он завоевал признание еще в дореволюционные годы как автор светлых и жизнеутверждающих “Александрийских песен” (ст.М. Кузмина), оперы “Два мира” (дипломной работы, удостоенной золотой медали), ряда симфонических и фортепианных произведений.

В 20-е гг. Александров в числе зачинателей советской музыки – плеяды талантливых молодых советских композиторов, таких, как Ю. Шапорин, В. Шебалин, А. Давиденко, Б. Шехтер, Л. Книппер, Д. Шостакович. Душевная молодость сопутствовала Александрову на протяжении всей жизни. Художественный облик Александрова многогранен, трудно назвать жанры, которые не нашли бы воплощения в его творчестве: 5 опер – “Тень Филлиды” (либр. М. Кузмина, не законч.), “Два мира” (по А. Майкову), Сорок первый (по Б. Лавреневу, не законч.), “Бэла” (по М. Лермонтову), “Дикая Бара” (либр. Б. Немцовой), “Левша” (по Н. Лескову); 2 симфонии, 6 сюит; ряд вокально-симфонических произведений (“Ариана и Синяя Борода” по М. Метерлинку, “Память сердца” по К. Паустовскому и др.); Концерт для фортепиано с оркестром; 14 фортепианных сонат; произведения вокальной лирики (циклы романсов на стихи А. Пушкина, “Три кубка” на ст.Н. Тихонова, “Двенадцать стихотворений советских поэтов” и др.); 4 струнных квартета; серии программных фортепианных миниатюр; музыка для драматического театра и кино; многочисленные сочинения для детей (Александров был одним из первых композиторов, писавших музыку для спектаклей Московского детского театра, основанного Н. Сац в 1921 г.).

Наиболее ярко дарование Александрова проявилось в вокальной и камерно-инструментальной музыке. Его романсам присущ тонкий просветленный лиризм, изящество и изысканность мелодики, гармонии и формы. Те же черты – в фортепианных произведениях и в квартетах, входящих в концертный репертуар многих исполнителей у нас в стране и за рубежом. Живая “общительность” и глубина содержания характерна для Второго квартета, замечательны по своей тонкой образности циклы фортепианных миниатюр (“Четыре повествования, Романтические эпизоды, Страницы из дневника” и др.); глубоки и поэтичны фортепианные сонаты, развивающие традиции пианизма С. Рахманинова, А. Скрябина и Н. Метнера.

Александров известен и как замечательный педагог; будучи профессором Московской консерватории (с 1923 г.), он воспитал не одно поколение советских музыкантов (В. Бунин, Г. Егиазарян, Л. Мазель, Р. Леденев, К. Молчанов, Ю. Слонов и др.).

Значительное место в творческом наследии Александрова занимает его музыкально-критическая деятельность, охватывающая самые различные явления русского и советского музыкального искусства. Это талантливо написанные воспоминания и статьи о С. Танееве, Скрябине, Метнере, Рахманинове; художнике и композиторе В. Поленове; о сочинениях Шостаковича, Василенко, Н. Мясковского, Молчанова и др. Творчество АН. Александрова стало своеобразным связующим звеном между русской классикой XIX в. и молодой советской музыкальной культурой. Оставаясь верным традициям горячо любимого им Чайковского, Александров был художником, находящимся в постоянном творческом поиске.

Список использованной литературы

1. Арановский, М. Мелодические кульминации века / М. Арановский // Русская музыка и XX век: сборник статей / ред. – сост.М. Арановский. – М.: Гос. институт искусствознания Мин. культ. РФ, 1997. – С.525-552.

2. Асафьев, Б. Видение мира в духе музыки: (Поэзия А. Блока) / Б. Асафьев // Блок и музыка: сборник статей / сост.М. Элик. – М. – Л.: Советский композитор, 1972. – С.8-57.

3. Асафьев, Б. Пути развития советской музыки / Б. Асафьев // Асафьев, Б. Избранные труды: в 5 т. – М.: Изд-во АН СССР, 1957. – 5 т. – С.51-62.

4. Беляев, В. Анатолий Александров. Страницы жизни и творчества / В. Беляев. – М.: Советский композитор, 1990. – С.245-250.

5. Бобровский, В. Симфоническая музыка / В. Бобровский // Музыка XX века: очерки в 2 ч. – М.: Музыка, 1976. – 1 ч.1890-1917. – 1 кн. – С.95-147.

6. Буцко, Ю. Встречи с камерной музыкой /Ю. Буцко // Советская музыка. – 1970. – № 8. – С.10-12.

7. Бэлза, И.Ф. О музыкантах XX века: избр. очерки / И. Бэлза. – М.: Советский композитор, 1979. – 295 е., 8 л. ил.

8. Григорьева, Г.В. Стилевые проблемы русской советской музыки второй половины XX века. – М.: Советский композитор, 1989. – 208 с.

9. Дабаева, И. О взаимодействии поэтического и музыкального ритма в камерно-вокальных произведениях советских композиторов / И. Дабаева // Советская музыка. – 1988. – № 3.

10. Житомирский, Д. Спорные вопросы анализа / Д. Житомирский // Советская музыка. – 1977. – № 5. – С.43-48.

11. Казанцева, Л.П. Основы теории музыкального содержания: учебное пособие / Л.П. Казанцева. – Астрахань: ИПЦ “Факел” ООО “Астраханьгаз-пром”, 2001. – 368 с.

12. Когоутек, Ц. Техника композиции в музыке XX века / Ц. Когоутек. – М.: Музыка, 1976. – 358 с.

13. Кукаркин, А. По ту сторону расцвета. Буржуазное общество: культура и идеология /А. Кукаркин. – М.: Политиздат, 1977. – 384 с.

14. Левая, Т. От романтизма к символизму (некоторые тенденции русской музыкальной культуры начала XX века) / Т. Левая // Проблемы музыкального романтизма: сборник научных трудов / ред.А.Л. Порфильева. – Л., ЛГИТМиК, 1987. – С.130-143.

15. Левая, Т. / Русская музыка начала XX века в художественном контексте эпохи / Т. Левая. – М.: Искусство, 1991. – 168 с.

16. Музыкальный энциклопедический словарь / ред. Г.В. Келдыш. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 672 е.: ил.

17. Музыка, 1972. – 1 т. – 279 е., 2 т. – 612 с.

18. Мясоедов, А. О гармонии русской музыки (Корни национальной специфики) / А. Мясоедов. – М.: Преет, 1998. – 141 с.

19. Назайкинский, Е.В. О психологии музыкального восприятия / Е.В. Назайкинский. – М.: Музыка, 1972. – 384 с.

20. Советский композитор, 1974. – 662 с.

21. Нестьев, И. Музыкальная культура на рубеже веков / И. Нестьев // Музыка XX века: очерки в 2 ч. / ред. Д.В. Житомирский

22. Никитина, Л.Д. Советская музыка. История и современность / Л.Д. Никитина. – М.: Музыка, 1991. – 278 с.

23. Орлова, Е. Новаторские тенденции в тематике русского музыкального искусства начала XX века / Е. Орлова // Русская музыка на рубеже XX века. – М. – Л.: Музыка, 1966. – С.3-21.

24. Смирнов, М. Эмоциональный мир музыки / М. Смирнов. – М.: Музыка, 1990. – 318 с.

25. Якимович, А. Наше искусство и проблема ценностей / А. Якимович // Советское искусствознание. – М.: Советский художник, 1990. – 26 вып. – С.531.

26. http://www.belcanto.ru/alexandrov_an.html

27. http://pianokafe.com/anatolij-aleksandrov-vstrecha_music/

28. http://enc-dic.com/music/Aleksandrov-Anatolij-Nikolaevich-11/

29. http://ale07.ru/music/notes/song/muzlit/an_alexandrov1. htm

30. ttp: // www.dissercat.com/content/dialogicheskie-otnosheniya-vokalnoi-i-fortepiannoi-partii-v-otechestvennoi-muzyke-1930-1960-#ixzz3a2fGpefp

Поделиться работой
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Матвей Ковалёв
Матвей Ковалёв
Закончил ВГУ факультет философии и психологии. Моя основная работа – преподавание, но в свободное время я занимаюсь репетиторством и написанием студенческих работ на сайте «Диплом777». В компании работаю шесть лет. Нравится помогать студентам в учебе, начиная от написания рефератов и эссе и заканчивая созданием курсовых и дипломных проектов.

Статьи по дипломным